Поиск

Соседи
Страница 1

Отношения с КНР. В «Белой книге» по внешней политике, подготовленной МИДТ в 1997 г. и определившей международную стратегию Канберры на ближайшие 10-15 лет, говорится, что Китай является одним из ключевых партнеров Австралии. В «Белой книге» подчеркивается, что политика «одного Китая» остается основной составляющей двусторонних отношений. В то же время Австралия сохраняет экономические и торговые связи с Тайванем, что не противоречит политике «одного Китая». образцы Купить и заказать гостиничные и кассовые чеки можно

Канберра удовлетворена нынешним состоянием австралийско-китайских отношений. В 1996 г., когда они резко ухудшились, Австралия оказалась единственной страной, которая полностью поддержала действия США во время «тайваньского кризиса». Однако период охлаждения длился недолго. Отношения между обоими государствами пошли на подъем и стали улучшаться после визита в КНР премьер-министра Австралии Дж. Ховарда в марте 1997 г.

Как «уникальный механизм» квалифицируют в МИДТ Австралии регулярное проведение двусторонних межправительственных консультаций по правам человека. Предложение о таком диалоге было сделано Дж. Ховардом во время визита в КНР весной 1997 г. и принято Пекином при том понимании, что Канберра откажется поддерживать антикитайскую резолюцию по правам человека. Последний раунд австралийско-китайских консультаций по правам человека на уровне зам. министров иностранных дел двух стран состоялся в Канберре в авг. 1998 г. Основным итогом переговоров стала совместная программа сотрудничества по укреплению диалога в этой сфере. Этим документом предусматривалось участие Китая в качестве наблюдателя в азиатско-тихоокеанском форуме правозащитных институтов, предоставление КНР консультационной помощи в технических вопросах подготовки документов для направления в соответствующие комитеты ООН, расширение австралийской программы технического содействия, согласованной в 1997 г. в Пекине. Китайской стороне был передан список граждан КНР, права которых, по мнению Канберры, нарушаются. В свою очередь китайская делегация обратила внимание на активизацию в Австралии националистических элементов, что выразилось, в частности, в появлении партии «Единая нация».

В последние годы развиваются связи между оборонными ведомствами обеих стран. В фев. 1998 г. состоялась поездка делегации Минобороны КНР в Австралию, в мае и ноябре имел место обмен визитами военных кораблей, в которых приняли участие по три судна с каждой стороны.

Вместе с тем в этой области отношений двух стран существует немало противоречий. В авг. 1998 г. зам. министра иностранных дел Китая, выступая после переговоров с австралийцами в Канберре, критиковал присутствие в странах региона иностранных войск и негативно отозвался о военно-политических союзах. Укрепление военно-политических союзов, подчеркнул он, после окончания периода «холодной войны» не отвечает духу времени. Эта ремарка явно относится к углублению и расширению военного сотрудничества Австралии и США, о чем была достигнута договоренность в июле 1998 г. на ежегодной встрече министров иностранных дел и обороны (АУСМИН).

Канберра в целом удовлетворена неплохими экономическими отношениями с Китаем, однако озабочена растущим дисбалансом в торговле с этой страной, которая является пятым по объему товарооборота торговым партнером Австралии.

Среднегодовые темпы роста австралийско-китайского товарооборота в два раза превышают средние показатели по всей внешней торговле. С 1987 г. по 1995 г. австралийский экспорт в Китай вырастал в среднем на 13% в год, а импорт – на 24%. За этот же период среднегодовой рост всего внешнего товарооборота Австралии составил 8%. В 1996 г. Австралия экспортировала в КНР сельхозпродукты на сумму в 1,3 млрд.ам.долл. и стала вторым после американцев экспортером агротоваров на китайский рынок. В 1997 г. австралийский экспорт в Китай составил 3,7, а импорт – 4,7 млрд.австр.долл. Доля китайского экспорта в Австралию составила в 1997 г. 1,1% (12 место среди всех торговых партнеров Китая) от всего объема экспорта, а австралийского импорта – 2,3% (9 место).

Австралия неоднократно высказывалась в поддержку членства КНР в ВТО, но при этом делала упор на «компенсацию» за подобную позицию в виде некоторых льгот для себя. Канберра настаивала прежде всего на более свободном допуске на китайский рынок австралийской шерсти, риса и пшеницы. Результатом многолетних переговоров стало согласие китайцев существенно уменьшить импортные тарифы на пшеницу и шерсть. Австралийцы полагают, что и впредь смогут использовать проблематику ВТО для получения очередных уступок от китайцев и продвижения своей продукции на рынок КНР.

Страницы: 1 2 3 4 5